Авторы и друзья

ВОЗНЕСЕНСКИЙ: «Волей Божьей я еду в Иваново…» (1)

До 1932 года наш город назывался Иваново-Вознесенск. Потом, как говорят, богоборцы добились отмены церковной приставки. И получилось просто Иваново. Но не иначе как Иваново-Вознесенцами называли актёров Ивановского молодёжного театра, куда бы не приезжали они со своим знаменитым спектаклем «Парабола». Андрей Вознесенский стал любимым и лейтмотивным автором для режиссёра Регины Гринберг и её актёров. На протяжение 30-ти лет не было сезона, когда со сцены Молодёжного не звучал бы Вознесенский.

Впервые Регина Гринберг стала работать над стихами Вознесенского

ещё в 1964 году. Она поставила концертную программу «Молодые современники». Когда афиши, на которых крупно сверкало: А. Вознесенский, Е. Евтушенко, Б. Ахмадуллина, Р. Рождественский, появились на стендах, она услышала раздражённое: «Заклеили весь город подонками!».

Ещё так относилось ивановское начальство к новому поколению поэтов, особенно после хрущёвского крика. Именно над головой Вознесенского, кстати, размахивал он своим кулаком.

Но именно Вознесенский оказался особенно близок режиссёру.

Его сложные стихи драматургичны, в них скрыт внутренний конфликт. Вскрыть этот конфликт – задача театра. Задача амбициозная и увлекательная. Так говорила Р. Гринберг. И тогда все сложности становятся понятными. И тогда Вознесенский берёт за душу.

Вопреки начальству, следующую работу Регина стала делать целиком по Вознесенскому: поэтический концерт «Лирическое наступление». Он вышел в 1965 году. К этому времени Хрущёва сняли, и начальство, слава богу, малость успокоилось.

А Регина Гринберг уже грезила о настоящем большом поэтическом представлении. Спектакль-исповедь «Парабола» по стихам А. Вознесенского в сценографии Э. Неизвестного вышел в 1966 году.

Автора приглашали на премьеру, потом на спектакли, неоднократно игравшиеся в Москве. Вознесенский каждый раз был в отъезде. В порядке компенсации он пригласил коллектив Молодёжного театра на свой творческий вечер в ДК МГУ. Тогда и состоялось первое знакомство (фото вверху)

В Иваново Андрей Вознесенский приехал

только в ноябре 1967 года. Сначала спектакль посмотрела и одобрила его жена Зоя Богуславская.

«Я был поражён Молодёжным театром, тем, что здесь отсутствует так называемая самодеятельность. Это совершенно современная труппа. Чёткое режиссёрское решение Регины Гринберг и Эрнста Неизвестного; профессионально и современно работают ребята. Они не только на планке нашей страны. Я недавно был на Международном фестивале. Уверен, что этот театр получил бы там один из первых призов», — напишет он потом.

А. Вознесенский после спектакля «Парабола», г. Иваново, 1967 г.

А тогда он выступал после спектакля, всю ночь общался с режиссёром и актёрами, читал им новое, неопубликованное. Тогда он узнал, что в Иванове у него есть настоящие друзья, родственные души, чувствующие и понимающие его, как мало кто ещё. Тогда он безоговорочно признал право Р. Гринберг по-своему монтировать его стихи и строчки, создавая сценические композиции…

Я, к сожалению, пришёл в театр через полгода

и слышал только рассказы об этой встрече. В частности, Регина Михайловна рассказывала мне, что Вознесенскому очень понравились чёрные шарфики под белыми воротниками рубашек у актёров «Параболы». Художником спектакля был Эрнст Неизвестный. Это он придумал. Тогда Вознесенский сказал, что обязательно переймёт этот стиль.

Станислав Малинкин в спектакле «Парабола» (обратите внимание на шарфик под рубашкой)

И ведь он действительно стал фирменным стилем Андрея Андреевича. В дальнейшем к нему приложил руку Пьер Карден, с которым поэт был дружен. Но принцип сохранился.

С тех пор не прерывались дружеские и творческие отношения нашего режиссёра с поэтом.

В 1969 году Р. Гринберг выпустила «Озу»,

превратив в самостоятельный спектакль фрагмент «Параболы». Много Вознесенского было в «Памяти друга», вышедшем в 1973 году. Потом в Молодёжном театре родилась «Мозаика», которая стала, по словам режиссёра, нашей «Чайкой».

Я рассказывал ранее о наших встречах с любимым автором во время московских гастролей «Мозаики» в Голубом зале «Комсомолки» в 1977 году, а также в ЦДРИ в 1982 году.

Тогда он написал:

«Милые и любимые мои ивановцы! Ивановский князь Регина! Спасибо! Успехов, риска! Восторг! Регина – чудо, актёры божественны!..»

Этот спектакль мы играли 18 лет, он прошёл более 500 раз.

В начале 90-х прекратилось профсоюзное финансирование городского Молодёжного театра, работавшего в клубе фабрики им. Балашова. Тогда многие подобные народные театры перестали существовать. Мы ещё телепались какое-то время.

Вознесенский приехал в Иваново в декабре 1993 года.

Он провёл великолепный творческий вечер в пользу театра. Но главное: он хотел убедить власть и деньги имущих спасти Молодёжный театр. Вот фрагмент его выступления по местному телевидению:

 «Я очень люблю то, что делает Регина. Это фанатик искусства и в то же время большой мастер. Здесь в Иванове, раньше Таганки, впервые начался поэтический театр, впервые в стране.

   Я с трудом переношу, когда актёры читают стихи, разбивают строчку по смыслу. Есть авторское чтение и поэтическое чтение. И вот два театра (сначала Регинин театр, потом театр на Таганке) читают стихи, как поэты. Они берут главное — интонацию, они не теряют ритма, музыки. Не случайно в спектаклях Регины столько музыки. Я очень рад, что стихи попали в такие творческие руки.

    Сейчас им особенно трудно. Идеологических структур нет, но рынок создаёт новую цензуру, держит в своих лапах всё. Дай Бог им выжить!  …Надеюсь, что патриоты Иванова, местные Морозовы, театру Гринберг – это наша национальная гордость! – не дадут умереть».

Это поступок, эти слова – настоящего друга!

Вот какие стихи он посвятил Регине:

                                     Кто на землю Обетованную,

                                      кто в Дюбай летит на серпе.

                                      Волей Божьей я еду в Иваново

                                      в новогодний подарок себе.

                                      Вся страна следит за терактом,

                                      и актёрам дают кредит.

                                      Я согреюсь душой в театре,

                                      что сегодня без средств горит.

                                      Сдам на вешалку скорби и хлопья.

                                      В зале женщина ласковых лет

                                      будет воздух ладонями хлопать,

                                      как оладьи, которых нет.

                                      Те несбыточные оладьи,

                                      меж ладоней кричащий свет

                                      подадут и мне бога ради

                                      ту надежду, которой нет.

Увы, никакие надежды не оправдались.

Иваново тогда официально называли «зоной экономического бедствия».

Денег у театра не было. Мы тем не менее продолжали играть спектакли, хотя, конечно, реже, чем обычно. А года через два клуб и вовсе сгорел. Огонь уничтожил всё имущество Молодёжного театра: костюмы, реквизит, оформление спектаклей, аппаратуру, инструменты…

Но время от времени нам всё-таки удавалось организовать творческие вечера. На чужих площадках, с заимствованными аппаратурой и инструментами. И тогда в Иванове снова звучал Вознесенский.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.