Рассказы для внуков

МОРЕ. ХОЛОДНАЯ БАЛТИКА, СЧАСТЛИВОЕ ДЕТСТВО (3)

Осенью 1956 года мы приехали в город Пионерск (Пионерский) Калининградской области на новое место службы отца. Городок был совсем небольшой. Своё название получил всего-то 10 лет назад, а до этого он назывался Нойкурен. Это было немецкое курортное местечко. Главными достопримечательностями его всегда были Балтийское море, песчаный пляж, множество сосен и чистый воздух.

Правда, ещё с немецких времён там был довольно большой порт. Теперь там располагался советский рыболовецкий флот, а также и военные корабли.

Справа от офицерского общежития, где мы стали жить, был небольшой сосновый лесок. Сразу за ним – спуск к пляжу и море. Слева были две, как мы их называли, «развалки». Не убранные ещё с войны остатки разбомблённых зданий. Вот мы, пацаны, вдоволь налазились там, играя в войну! Но сегодня речь не о них, а о море.

Море притягивало нас, интересовало больше всего.

Наблюдать за ним с высокого берега, на котором и располагался Пионерск, можно было бесконечно. Осенью и зимой штиля почти не бывало. Поверхность моря была испещрена барашками волн.

Вот с этого высокого берега мы смотрели на море (сейчас вдоль пляжа построен променад, на этом фото он ещё строится)

Иногда волнение было сильным и море с усердием атаковало песчаный пляж. Спасибо построенным ещё в начале века волнорезам, которые принимали эти атаки на себя, спасая пляж.

Волнорезы — это такие сооружения из двух рядов вертикально стоящих брёвен. Пространство между брёвнами заполнено большими камнями. Они довольно далеко, метров на 50 -70 вдаются в море. С десяток таких волнорезов мешали морю расправиться с пляжем.

С волнорезов мой отец и другие офицеры рыбачили. Отец приносил свежевыловленную камбалу, салаку, угрей. Жареные угри – это особенное объеденье! Я тоже иногда ходил с отцом на рыбалку. До самого конца волнореза мне доходить не разрешалось, но несколько камбалёшек всегда составляли мой улов.

Сейчас сохранились только останки тех волнорезов, с которых мы с отцом ловили рыбу

То и дело можно было увидеть корабли: рыболовецкие траулеры или торпедные катера, которые шли в порт или выходили из него. Траулеры раскачивались на волнах, а торпедные катера неслись, задрав нос и оставляя сзади большой бурун. Где ещё всё это увидишь? Только здесь, на море.

Однажды, уже следующей осенью,

шторм был такой сильный, что довольно большую баржу сорвало с якорей. Её унесло в море, а потом (о, счастье!) прибило к берегу аккурат у нашего пляжа. Когда море утихло и за приливом последовал отлив, оказалось, что эта баржа буквально вылезла носом на пляж.

Баржа была самоходная, но мотор у неё не работал, сломался. Теперь экипаж – 4 человека – караулил эту свою посудину. Моряки спустили деревянный трап, по которому могли сойти на пляж, чтобы сбегать, например, в магазин.

Примерно такой была та баржа

По этому трапу и мы, мальчишки, забрались на баржу с разрешения моряков. Им было скучно; с пацанами, решили, будет повеселее. Они угощали нас чаем, развлекали. Один из них пел хулиганские частушки под гитару:

Баба шла, шла, шла – 

Коробок нашла.

Отморозила пупок –

Положила в коробок.

Вот мы хохотали, заливались! Такие моряки были хорошие, весёлые!

Так эта баржа стояла тут всю зиму, весну и лето. В конце концов она совсем вылезла на пляж так, что её можно было обойти по песку кругом. Она уже стала местной достопримечательностью, а моряки – хорошими знакомыми не только нашими, но и взрослых посетителей пляжа.

Казалось, для моря эта посудина потеряна навсегда.

Но в августе всё-таки началась спасательная операция. В ней принимали участие 14 различных кораблей от маленьких буксиров до весьма больших пароходов. Сначала все они своими винтами стали подмывать песок, подбираясь к нашей барже, потом пытались её стащить в море.

Операция была непростой и продолжалась два дня. На второй день показалось, что уже можно стащить баржу. К самому большому кораблю прицепили баржу тросом, и он напрягся, стал изо всех сил тянуть. Но тут трос лопнул, этот корабль резко дёрнулся вперёд и сам сел на мель. Они там намыли своими винтами такую подводную гору песка, что этот корабль даже слегка завалился на бок, оказавшись на этой мели.

Теперь надо было спасать сначала его.

Это тоже оказалось непросто. Только, когда уже спустились вечерние сумерки, все эти корабли, выполнив задачу, стали расплываться к своим портам. Нашу баржу потащили в сторону пионерского порта. Гудками корабли прощались друг с другом.

Все два дня мы, мальчишки, не отходили от края обрыва и смотрели во все глаза на эту спасательную операцию с нашего высокого берега. Лучшего места для наблюдения не найти: вся картина была перед нами, как на ладони. Вот где вы ещё такое увидите?!

А вы ходили в море на торпедном катере?

Я ходил. В нашем третьем классе училась девочка Наташа Старенькая. Её папа, тоже Старенький, был командиром отряда торпедных катеров. Вот он и организовал поездку всего нашего класса на торпедном катере.

Нас привели в порт. Надо сказать, что вблизи торпедный катер оказался не таким уж маленьким. На его палубе свободно разместился весь наш класс, несколько взрослых: учителей и матросов. И ещё оставалось свободное место.

Примерно таким был наш торпедный катер
Катер вышел из порта и помчался в море, набирая скорость.

Берег скрылся за горизонтом. Мы мчались уже в открытом море, оставляя за кормой большой пенный бурун. Ветер, морские брызги в лицо. Вот было здорово, аж дух захватывало!

Наконец, катер стал разворачиваться в обратную сторону. Его палуба при развороте так накренилась, что мы еле-еле могли стоять. А некоторые и вовсе съезжали к борту. Визжали, конечно. Скоро стал виден берег. Подойдя к порту, катер сбавил скорость и плавно подошёл к причалу.

Это был восторг. Как же не хотелось сходить с катера! Вы никогда не ходили в море на торпедном катере? Вы же ничего не понимаете!

Но всё-таки по-настоящему нашим море было летом.

Тогда мы проводили на пляже дни напролёт. Балтийское море холодное. Однако, если вода прогревалась до 16 градусов, то это у нас уже считалось вполне пригодным для купания. Поначалу такая вода немножко обжигала, но, когда попривыкнешь – нормально, даже вылезать не хочется.

А уж 18 градусов – вообще парное молоко. Выйдешь из моря, плюхнешься на прогретый солнцем песок. Красота! Там мы все научились плавать, нырять с открытыми глазами, рассматривая подводный мир.

Это современный вид пляжа в Пионерском, променад уже построен

А если купаться нельзя: вода слишком холодная или большие волны, то можно было скатываться на заднице с горячих песчаных дюн. Да каких только игр не придумывали мы себе на опустевшем пляже! Когда уже нет загорающих и пляж становится целиком нашим.

Словом, что говорить: море есть море. «Повезло нам жить море!» — говорили мы друг другу, а впрочем, и самим себе. Я и сейчас считаю те четыре с половиной года жизни в Пионерске самой счастливой порой моего детства. И всё, благодаря Балтийскому морю.

2 комментария

  • Татьяна

    В этот отпуск как раз слетали в Калининград, поэтому читалось с особым интересом, Правда до Пионерска не доехали — Зеленоградск, Светлогорс, Янтарный. Но читатлось с таким интересом, себя почувствовала девчонкой! Интересно! Здорово!

  • admin

    Рад, Таня, что тебе понравилось. Спасибо за отклик. Пионерск совсем рядом со Светлогорском. Завидую тебе,что побывала в дорогих мне местах. Вот бы сейчас, спустя 60 лет, посмотреть: как там?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.