Авторы и друзья

ОКУДЖАВА. «Живёт неистребимое булатство…» (2)

В ноябре 1969 года в Молодёжный театр пришёл Булат Окуджава.

Тогда в Иваново приехал целый десант писателей и поэтов. Из всего списка наш режиссёр Регина Гринберг выбрала и решила пригласить в театр Окуджаву, песни которого давно знала и любила. Впрочем, Окуджава уже был в числе наших авторов. Все мы тоже любили его творчество. Его песни обязательно звучали на наших вечеринках.

Булат Шалвович пришёл вместе с несколькими друзьями около десяти вечера, когда закончились обязательные мероприятия. Посещение Молодёжного театра не стояло в программе. Я уже коротко писал об этой встрече.

Мы всей толпой у входа встречали, приветствовали гостей, помогали им раздеться и приглашали в зал, чтобы познакомить с нашим театром, показать фрагменты из спектаклей.

Потом, уже за столом с лёгким вином и бутербродами, выступали гости. Атмосфера царила весёлая и доброжелательная. Наконец, встал Окуджава, опробовал принесённую ему гитару и запел совсем новую песню «Прощание с новогодней ёлкой». После этого он объявил: «Песенка про старого, старого гусака». Это было его посвящение чехословацким событиям, поразившее нас своим остроумием и смелостью. Мы смеялись от души. Потом были: «Надежды маленький оркестрик», «Былое нельзя воротить…», «Песенка о Моцарте». Последняя, помню, особенно восхитила меня. Гениальная песня!

Вообще же всё, что исполнял Окуджава, производило сильное впечатление. Он, когда сосредотачивался на песне, — воспарял, обретал какие-то неземные черты, становился воплощением духа… души… Словом, так притягивал вас, овладевал вами, что невозможно было оторваться и хотелось испытывать это ещё и ещё. 

Тогда мы долго, далеко заполночь сидели, общались, пели….

Окуджава совершенно очаровал нас,

а, уезжая, когда мы пришли проводить его на поезд, сказал, что Иваново, благодаря нашему театру, оказалось тем городом, куда ему хочется вернуться.

А Регина решила делать спектакль по Окуджаве. Она уже придумала ему название: «Замок надежды». Задача была совершенно новая, необычная для Молодёжного театра. Такого музыкального спектакля у нас ещё не было. Но с каждой репетицией роднее и роднее становились нам эти песни и стихи.

Мы их и так все любили, мы действительно были очарованы Окуджавой, особенно после личного знакомства с ним. И чем глубже погружались мы в его поэзию, тем больше согревались наши души её особой, ни на что не похожей теплотой. Об этом спектакле я тоже уже писал. 

В июне 1971-го показали прогон спектакля автору. Булат, как и обещал, вернулся. Регина  перед началом паниковала жутко, дёргалась сама, дёргала нас, разряжалась на штатных работниках.  Видя её состояние, Булат сказал, когда она вышла:

— Вот суматошная! Она не понимает, что мне это заранее нравится, что даже если это будет очень несовершенно, я, как автор, всё равно – благодарен и счастлив.             

После показа от его снисходительности не осталось и следа. Он даже несколько растерянно говорил, что ничего подобного не ожидал. Ему в самом деле понравилось. Он сделал ряд замечаний текстового характера и восторженно поддержал Регину во всех основных сценарных и режиссёрских решениях.

В январе 1974 года

мы наконец-то смогли показать автору готовый спектакль, когда он в очередной раз специально приехал в Иваново. К этому времени «Замок надежды» мы сыграли уже раз семьдесят. В большой первой аудитории медицинского института с крутым амфитеатром спектакль прошёл на высокой ноте. 800 зрителей, в основном это были студенты, дружно подпевали нам в финале.

В ивановских же инстанциях приезд Окуджавы породил панику. От Регины стали требовать чуть ли не поминутного графика его пребывания в городе. Регина взвивалась, бросала трубки. В конце концов, ей было сказано, что она персонально отвечает за то, чтобы он не выступал.

Конечно, предполагалось, что после спектакля Булат споёт несколько песен. Она не знала, как ему сообщить об этом категорическом требовании.  Булат сам всё понял. Он сказал:

— Регина, я думаю, что мне не стоит выступать, не будем дразнить гусей.

Но совсем без выступления не обошлось.

Публика, конечно, узнала, что в зале Окуджава, и после спектакля устроила такую овацию, обращённую в его сторону, что он вынужден был подняться на сцену и сказать несколько слов. Он благодарил Регину, нас и добавил:

— Кое-кто считает меня автором блатных песен. Но дело в том, что блатных песен я никогда не писал. У меня для этого просто никогда не было никаких оснований. Возможно, кого-то это разочарует, но я ничем не могу ему помочь….

В тот свой приезд Булат пел нам новые песни, в том числе те, которые скоро вошли в наш спектакль. Ещё он читал нам свою пьесу, написанную по недавно опубликованной повести «Мерси, или Похождения Шипова». Пьесу взял Ленинградский театр музыкальной комедии, но Окуджава хотел заинтересовать ей Регину. Именно она, полагал Булат, может по-настоящему поставить эту пьесу. Он высоко ценил её, как режиссёра: мало кто так, как Регина, понимал его. Именно в показе Регине Гринберг своей пьесы и состояла главная цель того приезда Булата Окуджавы в Иваново.

Помню, мы загорелись.

Особенно Таня Ким и Юра Разин, увидевшие в пьесе прекрасные роли для себя. Кажется, и Регина вдохновилась. Увы, дальше разговоров дело не пошло. Помешали обстоятельства (к теме данной статьи они отношения не имеют).

Ещё он подарил каждому из нас только что вышедшую первую в Советском Союзе пластинку-миньон с четырьмя песнями. На конверте пластинки была помещена фотография молодого тридцатилетнего поэта с пышной чёрной шевелюрой. Булат, которому в этом году исполнялось пятьдесят, стеснялся этой фотографии. Выяснилось, что к выпуску пластинки он не имеет никакого отношения. Песни переписаны с диска-гиганта, изданного во Франции, пластинка появилась неожиданно для автора.

Окуджава говорил:

— Я им написал письмо. Ироничное, иначе я не умею: «Вероятно, вы решили, что я уже умер и можно не церемониться с моими авторскими правами. Да, но осталась ведь вдова…»

Эта пластинка должна была ознаменовать, по мысли авторов затеи, подведение черты под скандалом с исключением-неисключением Окуджавы из партии, но проделано всё было в их типичном стиле. Однако и при этих огорчительных издержках, выходу первой своей пластинки на родине Булат был всё же рад.

В сентябре 1975 года

мы ждали московского художника Юрия Васильева, успешно сотрудничавшего с Театром на Таганке. Он дал согласие работать с Р. Гринберг над оформлением нового спектакля. Вдруг он позвонил и сказал, что встречать на вокзале его не надо, потому, что он приедет на машине с опытным «шофером»….

Шофером оказался Булат Окуджава!

Узнав, куда собирается Ю.Васильев, Булат предложил свои услуги. Он уже сам соскучился по Иванову. У нас неожиданно получилось несколько настоящих праздничных дней!

Булат пел новые песни, написанные к фильму «Приключения Буратино», романс «Господа юнкера», сочинённый для другого фильма, было много интересных разговоров на разные темы. Для всех участников «Замка надежды» он привёз в подарок только что вышедший отдельной книгой роман «Мерси, или Похождения Шипова»  с собственноручными надписями….

В мае 1994 года в Москве отмечалось 70-летие Булата Окуджавы.

Немало удивив организаторов юбилейного вечера в театре «Школа современной пьесы», Булат захотел, чтоб непременно был приглашён Молодёжный театр из Иванова.

В этом вечере должны были принимать участие (и принимали) самые знаменитые деятели культуры и политики: О.Ефремов, И.Смоктуновский, С.Юрский, М. Жванецкий, А.Вознесенский, Р.Рождественский, Е.Евтушенко, Б.Ахмадуллина, В.Спиваков, Ю.Никулин, А.Чубайс, Е.Гайдар, Г.Явлинский, многие другие, делегации ведущих московских театров, представители Президента и Правительства, зарубежные гости. Нет, подавай какой-то любительский театр из глухой провинции! 

Они не знали о давних отношениях, о дружбе, которые связывали Б.Окуджаву с Р.Гринберг и её театром. Они не знали, что и на своё 60-летие, отмечавшееся по инициативе Московского Клуба самодеятельной песни в ДК им. Горбунова в 1984 году, Булат тоже приглашал Молодёжный театр.

Тогда, в 1984-м,

после большого концерта, в котором приняли участие все знаменитые барды страны, мы оказались в числе избранных за столом, где Окуджаву чествовали самые близкие друзья. Мы исполняли специально подготовленное пародийное приветствие, воспринятое и Булатом, и присутствующими с большим энтузиазмом.

В качестве подарка мы привезли деревянный складень-триптих, изготовленный Е.Грибовым с друзьями-художниками. На центральной доске был изображён поэт с красной розой в руке, на боковых – иллюстрации к его песням. Неожиданное раскрытие этого складня в ходе приветствия привело присутствующих в изумление и восторг.

А в  1994 году  на сцену «Школы современной пьесы» наши актёры вышли сразу после Михаила Жванецкого, прочитавшего остроумный и смешной рассказ-приветствие. После первого же куплета, где на месте окуджавского слова «арбатство» прозвучало придуманное Региной «булатство», зал был наш.

Вместо выделенных организаторами (строго-настрого!) 3-х минут, выступление продолжалось больше шести. Зал принимал наших восторженно, в конце устроил овацию. Видно было, что приветствие понравилось и Булату.

«Комсомольская правда» потом напишет, что люди, заполнившие Трубную площадь, наблюдавшие за тем, что происходило в зале, на специально установленных больших телевизионных экранах, подпевали именно ивановцам. Концерт несколько раз покажут по разным каналам телевидения.

Личной утратой для Регины, как, впрочем, и для всех нас,

стала совсем не ожидаемая смерть Булата Окуджавы, последовавшая 12 июня 1997 года в Париже. Всего два-три месяца назад он прислал ей письмо со словами поддержки и поздравлениями по случаю сорокалетия театра. Потом звонил.  Лишь несколько дней назад о Булате говорили с Евгением Евтушенко, общаясь с ним после творческого вечера в пользу театра, который он провёл в Иванове в конце мая.

Спустя год, в мае 1998 года Регина Гринберг, преодолевая все обстоятельства, устроит в Иванове большой вечер памяти Булата Окуджавы. Тогда же и позднее Ивановский молодёжный театр будет принимать участие в Днях Булата Окуджавы в театре «Школа современной пьесы» в Москве.

Помню, в мае 2002 года, когда уже время высушило слёзы, а светлый образ Булата, всё созданное им осталось задушевным достоянием тысяч людей, Регина Михайловна требовала от меня, в очередной раз засевшего за сочинение текста для выступления Молодёжного театра в московском Дне памяти Б. Окуджавы, чтобы обязательно присутствовал колокольчик. Булат Окуджава собирал колокольчики, коллекция которых сохраняется в его Доме-музее в Переделкине. «Колокольчик — это образ, это — символ…»

Я выполнил задание, переделав песню Окуджавы и Шварца «Любовь и разлука»:

Звенит колокольчик и голос Булата

как прежде нам душу согрел.

И мы воспаряем! И ложь, что когда-то

в июне Париж опустел.

Он здесь в этом зале, он с нами, он с нами,

а мы вкруг него собрались.

Он с нами — и почва тверда под ногами,

И кони всё просятся ввысь!

Чем дольше живём мы, тем ярче сияет

для нас этот ясный огонь.

А тройка летит, а Булат сочиняет,

ко лбу приложивши ладонь.

И вечна, и вечна любовь! А разлука

теперь уже нам не грозит.

С его днём рожденья поздравим друг друга!

Ах, как колокольчик звенит!..

Тогда, в 2002-м, накануне дня рождения Булата Окуджавы,

состоялось открытие памятника на Арбате. На открытии и на следующий день на Трубной площади собралось множество людей, в глазах которых светилось нечто, всех этих людей возвышающее и объединяющее. Любовь к Булату Окуджаве, взаимопонимание, духовное, душевное родство с ним и поэтому — друг с другом.

Мы были среди них.

Каких бы ни послал господь разрух,

мы не бедны — ведь есть у нас богатство:

даря надежды, подымая дух,

живёт неистребимое булатство.

Этот куплет, присутствовавший во всех наших выступлениях, посвящённых Окуджаве, неизменно вызывал воодушевление у людей в зале. Причастность к этому племени, к булатству — дорогое достояние каждого из них… из нас

2 комментария

  • Татьяна

    Как хорошо, что останутся эти свидетнльства о теплой связи Окуджавы и Молодежного. Жаль, что в ютубе вечер 70-летия Булата Шалвовича (1994г) дан не полностью.
    Андрей Исаич, з а п е ч а т л е в а й т е! Это так ценно! И так дорого. Спасибо!

    • admin

      Пока буду стараться, Таня. В последнее время ты единственная, кто откликается в комментариях. Спасибо тебе. продолжай.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.