Гастроли

МОСКОВСКИЕ ГАСТРОЛИ. «МОЗАИКА» и «БРЕХТ…» 1982 год (7)

Московские гастроли — это возможность показать свою работу авторитетным специалистам, это новые публикации с высокими оценками в центральных изданиях, новые восторги друзей. Сомневаться в восторгах не приходилось — у нас была «Мозаика»! Мы любили эти поездки. Каждый вложил немало труда в спектакль и хотел показать его людям, понимающим толк в театре. К тому же гастроли разрывали будни.

Автором идеи гастролей 1982 года

опять был журналист Владимир Чернов из «Молодого коммуниста». Редакция этого журнала недавно переехала в новое высотное здание, где разместились редакции и ряда других молодёжных журналов. Где-то на 15-ом этаже этого здания было помещение, которое, по мнению В. Чернова, очень подходило и для «Мозаики», и для «Брехта».

От имени Совета главных редакторов нам пришло приглашение выступить у них с двумя спектаклями. Разумеется, это приглашение было согласовано с ЦК ВЛКСМ, а Ивановский обком получил указание оказать содействие.

К тому времени мы уже обрели такой гастрольный опыт, что, казалось, ещё одни московские гастроли должны пройти как по маслу, без каких-нибудь проблем.

В.Чернов подробно описал площадку, мы сделали необходимые выводы по подготовке. Всё шло по плану.

Регина Михайловна всегда старалась выжать максимум возможного

из любой ситуации. Она решила, что хорошо бы сыграть «Мозаику» ещё и в Центральном Доме Работников Искусств.  Для этого нужно, чтобы заблаговременно, месяца за полтора вас включили в план, и вы попали в объёмистую брошюру с подробным расписанием работы всех залов ЦДРИ на следующий месяц. Уговаривать руководителей ЦДРИ ей не пришлось, мы были включены в план на апрель.

Вот с «Мозаики» в малом зале ЦДРИ и должны были начаться очередные наши московские гастроли. В следующие два дня – «Мозаика» и «Бертольд Брехт говорит…» в здании молодёжных редакций.

Кстати, страсти по поводу подрывной сущности спектакля «Бертольд Брехт говорит…» давно улеглись. Все успокоились. Спектакль играли много и всегда на аншлагах. Проблем с его включением в гастрольную программу не возникло.

Мы уезжали накануне «Мозаики» в ЦДРИ.

При погрузке особенно пришлось поднатужиться, поднимая в кузов массивное основание повозки из брехтовского спектакля. Тяжела вещь! Но где наша не пропадала! Поехали…

Первое, что режиссёру и мне захотелось сделать сразу после приезда в Москву — посмотреть площадку в здании молодёжных редакций, где нам предстояло играть два спектакля.

Приехав в это здание, мы вызвали лифт. Но когда его двери открылись, я спросил у охранника:

— А где тут у вас грузовой лифт?

Дело в том, что лифт, пришедший за нами, сразу напомнил мне тот, что был в издательстве «Правда», когда нам пришлось всё оформление поднимать по лестницам.

— А у нас все такие, других нет, – услышали мы ошеломивший нас ответ.

О подъёме оформления «Мозаики» и тем более этой телеги по лестницам на 15-й этаж не могло быть и речи. Это было понятно даже Регине Михайловне, никогда не уступавшей, если оставалась хоть малейшая возможность спасти спектакль.

Очередные московские гастроли горят синим пламенем!

Что делать?

Наутро я отправился на поиски площадок для «Брехта» и ещё одной «Мозаики». Остальные поехали в ЦДРИ разгружать грузовик и готовить зал для сегодняшнего спектакля.

Я побывал в Центральных Домах: архитекторов, художников, литераторов, учёных. Ещё где-то, уже и не вспомню. Везде об Ивановском молодёжном театре прекрасно знали и более того хотели, чтобы мы у них выступили. Но… только после майских праздников. Сейчас предпраздничная программа, все помещения расписаны под первомайские мероприятия.

Шло время, а я, проделав немалый путь, оставался на том же месте. Чем вам не Свердловск! Мне было до слёз обидно, что вот так складываются эти наши московские гастроли, к которым мы столько готовились и которых так ждали. Завтра на «Мозаике» должен быть А.А.Вознесенский, и вот она на срыве.

Тут от безысходности у меня родилась идея

пойти и упасть в ноги директору ЦДРИ.

Многомудрый, многоопытный, известный всей артистической Москве директор, выслушав меня, неподдельно удивился:

— Так вы что же, собирались всё, что вы там нагородили, после спектакля разобрать и уже завтра установить где-то в другом месте, и опять играть спектакль?

Во взгляде директора читалось уважение к нашему безумству. Он вызвал свою заместительницу и стал обсуждать с ней куда перенести из малого зала два мероприятия, запланированных на завтра. Я понял, что вопрос решён! Наконец, директор обратился ко мне:

— Ну, что же. Играйте. К вашему театру большой интерес, меня замучили звонками. Так что – успехов вам!

Ура! Один спектакль спасён.

И нам не нужно никуда переезжать, это же какая удача! Регина Михайловна даже не сразу поверила. Теперь ей нужно было сообщить о месте завтрашнего спектакля друзьям, как-то оповестить зрителей.

Она говорила: «В Москве у меня нет проблемы со зрителем. Стоит только свистнуть». Оба дня у нас был полный зал.

Вообще, «Мозаика» прошла и была принята великолепно. На спектаклях побывало немало известных театроведов, режиссёров, артистов, журналистов.

Вознесенский пришёл на второй спектакль. После спектакля он проникновенно выступил. Особенных его восторгов и благодарностей удостоилась, конечно, наш режиссёр.

Потом он сел рядом с нами на игровые кубы, и всё обсуждение сидел среди актёров, пока Регина Михайловна вела традиционный диалог со зрителями.

Вскоре журнал «Театральная жизнь» дал развёрнутый материал про московские гастроли спектакля «Мозаика». Автор начал с описания обстановки зрительского ажиотажа, когда лишнего билетика спрашивали за два квартала от ЦДРИ. Но это будет потом, а пока…

Озадаченные режиссёром друзья

всё это время вели поиск площадки для брехтовского спектакля. Предложения от них поступали, но по разным причинам предлагаемые зальчики не годились.

Вот уже настал день, когда должен состояться спектакль, а площадки так и нет.

Всё решилось только в третьем часу! Нам предоставляли небольшой зал в Олимпийской деревне. Этот зал предназначался для собраний и других мероприятий жителей микрорайона. Регине Михайловне пришлось соглашаться не глядя. Неужели ей удастся собрать зрителей и московские гастроли «Брехта…» будут спасены?

К семи зал мест на 250-300 был полон! Спектакль «Бертольд Брехт говорит…» состоялся! Я был очень рад, что этот спектакль всё-таки прошёл в Москве, что его смогли увидеть и оценить истинные поклонники нашего театра.

Говорят: несдающимся везёт. Чудесное спасение этих московских гастролей — тому подтверждение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.