Про режиссёра

ПИАНИНО С КЛАВЕСИНОМ. Ещё о режиссуре Р.Гринберг (7)

В предыдущих статьях я старался отдать должное талантливой режиссуре Регины Михайловны Гринберг. Те, кто их читал, наверняка уже поняли, что это — уникальный художник. А так же, что это — натура незаурядная, деятельная. Подвижница и воительница.

Её склонность к постановкам проявлялась не только в спектаклях. Её режиссура распространялась и на жизнь вокруг. Вот один только случай.

Году в 1980-м я фактически исполнял должность штатного директора Молодёжного театра. В это время Регина Гринберг добилась в облсовпрофе денег для приобретения нового пианино. Два пианино – одно на большой сцене, второе в малом зале – у нас уже было. Но, во-первых, они были старыми, и качество их звучания не удовлетворяло режиссёра.

Во-вторых. Тогда у нас вышел спектакль «Бертольд Брехт говорит…». Этот спектакль игрался в специально переоборудованном спортзале. Там инструмента не было. Нам приходилось привозить его из пункта проката. Этот факт Регина, входя в раж, называла «позорным», «постыдным» и всё в этом духе.

Короче говоря, высокие профсоюзные инстанции, понимая, что она не отвяжется, нашли денег на новое пианино.

Для выбора инструмента и выписки счёта

в магазин культтоваров я отправился вместе с Васей Левиным – нашим концертмейстером. Пианино разных производителей имелись в большом количестве.

Вася стал проверять звучание. И тут он наткнулся на инструмент с тремя педалями. Одна из них предназначалась для создания эффекта клавесина. При нажатии на эту педаль звук становился звонким, похожим на звучание старинного клавесина. Эффект Васе очень понравился. И мы выписали этот инструмент.

Когда вечером мы сказали об этом Регине Михайловне, она не поняла, что это значит, «эффект клавесина», пожала плечами. Не оценила Васину восторженность. Пробурчала что-то вроде: «Ну, ладно, привозите, посмотрим».

Счёт необходимо было оплатить в течение трёх дней.

Мне пришлось не раз напоминать об этом главному бухгалтеру фабрики, вызвать её раздражение. К концу третьего дня счёт всё же был оплачен.

Выпросив грузовик в транспортном отделе, я с ребятами отправился за инструментом. Увы, нашего пианино мы в магазине не нашли. Продавцы сказали, что они его уже реализовали. По их словам, на третий день наши деньги до них не дошли.  

Беда в том, что другого пианино с клавесином у них не было. Без клавесина – пожалуйста, сколько хочешь. Но Регина уже знала про этот чёртов клавесин, язык бы Васе прищемить. Я понял, что битому быть мне.

Узнав, что наше пианино продали,

Регина Михайловна обдала меня таким презрением, нашла такие обидные слова, что даже я, видавший её всякую, поначалу опешил. Накануне, казалось, эффект клавесина её вовсе и не заинтересовал. А тут вдруг она без него жить не может. Все её творческие замыслы срываются…. 

Постепенно из её гневных филиппик стала вырисовываться следующая картина. Мира Наумовна Шершова – известная в городе виолончелистка, давняя знакомая и почитательница Регины Гринберг, оказывается, побывала в этом магазине. Там она наткнулась на наш инструмент. И звучание его ей очень понравилось. От продавцов она узнала, что этот инструмент уже выписан Молодёжным театром.

Мира Наумовна, конечно, позвонила Регине Михайловне. В восторженных тонах она расписала ей: какой замечательный инструмент выбрали её ребята. Лучший из всех. Он и так, мол, великолепно звучит, но и обладает прекрасным эффектом клавесина!

К этому была добавлена похвала в наш адрес: молодцы, знатоки! И вообще – в адрес руководимого Региной Гринберг Молодёжного театра, у которого всегда всё лучшее. Стоило, мол, в кои-то веки появиться такому замечательному инструменту, как Молодёжный его уже ухватил! 

К подобным похвалам

Регина Михайловна относилась со всей серьёзностью. Только так и должно быть в её театре! Гордость её взыграла. А тут я – шляпа! Ну, как ей всё это было пережить и вынести?!

Закусив удила, Регина, как она это умела, следующие две-три недели занималась только этой проблемой. Пианино с клавесином немедленно встало первым пунктом в повестку дня городских и областных партийных и комсомольских органов.

Всё самое главное торговое начальство, чьи подчинённые подло и коварно продали инструмент Молодёжного театра, и руководители фабрики, затянувшие оплату счёта, вспотели, отбиваясь от упрёков со всех сторон.

На завод-изготовитель таких пианино ушла заявка

на сверхлимитный инструмент специально для Молодёжного театра. Она была поддержана ходатайствами партийных органов. Секретарь горкома КПСС лично звонила на этот завод.

Совет коллектива направил туда подробное письмо с просьбой ускорить отгрузку, поскольку именно такое пианино срочно необходимо театру.

Отгрузка и прохождение вагона с этим пианино по железнодорожным путям до Иванова находились под неусыпным контролем инстанций. Немедленно по прибытии в город, инструмент был доставлен в клуб фабрики им. Балашова, где располагался Молодёжный театр.

Режиссёр ходила с видом триумфатора. Она обожала доводить дела до победного конца. Только тогда её посещало чувство удовлетворения….

Дальше было вот что.

Инструмент по указанию Регины Михайловны был торжественно и аккуратно внесён… в музей театра. Больше он этого помещения никогда не покидал. В музее изредка проходили индивидуальные репетиции. И тогда он, бывало, использовался по назначению. Об эффекте же клавесина, разумеется, никогда и не вспоминали.

Имевшиеся два старых пианино были весьма прилично настроены специалистами. Они успешно продолжали  «работать» в спектаклях. «Бертольд Брехт говорит…» все четыре сезона своей жизни игрался в спортзале под инструменты, привозившиеся из проката. 

Когда кто-то предложил спустить в спортзал новое пианино, возмущению Регины Михайловны не было границ. «Ну, вот ещё! Столько крови и нервов оно мне стоило! Не хватало только его по лестницам таскать да расстраивать…. Щас!». Отрезала режиссёр, искренне удивляясь глупости  этого предложения.

Так, тихо стоящим в музее

это пианино и застал пожар 1996 года, уничтоживший клуб и всё имущество Молодёжного театра….

…Это повествование, как мне кажется, характеризует Регину Гринберг с одной стороны как беспримерную подвижницу и воительницу, а с другой – как натуру сложную и противоречивую.

Спустя много лет,

я наткнулся в её архиве на любопытный документ 1996 года. Это список аппаратуры и инструментов Молодёжного театра, погибших в пожаре. А далее — то, что необходимо театру в первую очередь для восстановления спектаклей репертуара.

Был такой этап, когда казалось, что городские и областные власти обязательно сделают всё возможное для спасения театра. Сами власти поначалу давали основания для таких надежд.  И вот такой список Регина Михайловна подготовила. 

В этом списке указывалось, что в пожаре театр потерял 3 пианино. А после этого скромно сообщалось, что пока ему срочно необходимо хотя бы одно«со звучанием клавесина»!

Вот так настоящий режиссёр доводит до конца свой замысел, остаётся верным концепции! Ничто не может сбить его с толку.

2 комментария

  • Татьяна

    Читала эту «милую», добрую, смешную историю в Вашей книге. Здесь она с продолжением и мудрым заключением. Как хорошо, что ее, и вообще все истории, сможет прочесть теперь любой посетитель сайта. На редкость приятное чтение!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.