Про актёров и спектакли

Настал черёд стихам Марины ЦВЕТАЕВОЙ (10)

 Я обещал специально рассказать о спектакле по произведениям Марины Цветаевой «Настал черёд». Выполняю своё обещание. Этот спектакль заслуживает отдельного разговора.

Дело не только в том, что Марина Цветаева – выдающийся русский поэт с трагической судьбой. Спектакль-то получился такой силы, что многие, из тех, кто видел его, до сих пор вспоминают как что-то дорогое, личное. И говорят о нём с придыханием.

«Разбросанным в пыли по магазинам,

Где их никто не брал и не берёт,

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черёд»

                                           М. Цветаева

«Настал черёд» они и назвали свой спектакль…

Придя в Молодёжный театр в 1968 году, я узнал о планах театра. В том списке уже тогда был спектакль по М. Цветаевой под условным названием «В мире мер».

В то время был издан и доступен единственный сборник «Избранное» (1961 г.).

Информация о Цветаевой, её жизни, семье была очень скудной. Только самые общие сведения.

Постепенно стали появляться новые публикации. В конце 70-х несколько актрис в Москве и Ленинграде сделали чтецкие программы по Цветаевой. Всё чаще Регина Гринберг говорила о желании взяться за Цветаеву.

А после того, как Надя Романова показала небольшую композицию по самым известным стихам Марины, режиссёр загорелась. Она поняла, что у неё есть актриса, с которой можно браться за сложные, насыщенные чувствами и смыслами стихи грандиозного поэта.

Вскоре после премьеры «Мозаики» (февраль 1978) Регина с Надеждой приступили к работе.

Вначале было много гастролей с «Мозаикой». Спектакль, где у Н. Романовой также главная женская партия, часто играли, репетировали. Параллельно работали над спектаклем по поэме Е. Евтушенко, потом над «Ящерицей» А. Володина. Всё это отвлекало от Цветаевой.

Не хватало Регине и информации для полного «погружения в поэта».

Не было ещё подробной биографии, исследований, музеев Цветаевой в Москве, Александрове, Болшеве…

Но был домашний музей в квартире страстного собирателя, почитателя и знатока творчества и биографии поэта Л.А.Мнухина – московского инженера и литературоведа.

Конечно, Регина Гринберг не только побывала в этой квартире, но и подружилась с Мнухиным. Всё, что знал он, стало известно и ей. Теперь она сосредоточилась только на Цветаевой.

 Увлечённо, истово работая с Надеждой Романовой над спектаклем,

Регина в очередной раз продемонстрировала, как она чувствует слово! Как она умеет дойти до истоков рождения стихотворных строчек, ощутить стихи, как отражение жизни человеческого духа!

Они с Надеждой поняли и полюбили Марину, как близкого человека, заговорили её стихами и её прозой. Регина Гринберг вновь проявилась, как блистательный сценарист и режиссёр-постановщик. А Надежда Романова доказала, что она актриса экстра-класса. Она стала подлинным соавтором постановки.  

В условиях малого зала,

когда внимание зрителей сосредоточено на актрисе, её глазах, её интонациях, движениях, допустим только минимум театральных ухищрений. Регина с Надей изобрели удивительное по своей простоте и выразительным возможностям платье. Нашли точные положения волос в каждом эпизодe, сочинили целую симфонию рук.

Из реквизита был один только деревянный щит из «седых» от времени досок с одной стороны и обугленных – с другой. Это — и крышка рабочего стола, которому у Цветаевой посвящено немало стихов, и её ноша, и дверь, и многое ещё.

Очень точно, как всегда у Регины, было подобрано музыкальное оформление: гитара, пианино, фонограмма, живой голос. Сложное, с использованием всех четырёх осветительных лож, световое решение безупречно работало на образ спектакля.

Премьера состоялась в феврале 1982 года.

Поначалу Регине показалось, что «Настал черёд» недостаточно оценён и публикой, и друзьями. Но это — просто особенность зрительского восприятия именно этого спектакля. После трагедии поэта, свидетелями которой они только что стали, зрители не были так, как после «Мозаики», склонны к открытому выражению восторга.

Пройдёт немного времени, и Регина в полной мере насладится самыми высокими оценками своей работы, которые будет слышать со всех сторон. В том числе — от специалистов-цветаеведов, знакомых со всеми предыдущими чтецкими интерпретациями стихов М.Цветаевой.

Дважды они ездили с этим спектаклем на гастроли в столицу, были на фестивале в Челябинске. Везде были восторженно приняты. Рецензии на этот спектакль представляли собой не рецензии вовсе, а восхищённые отзывы.

Через десять лет, в 1992-м, они создадут новую редакцию спектакля «Настал черёд».

Цикл «Лебединый стан», посвящённый Белой гвардии, не мог быть раньше включён в спектакль. А без него Цветаева – не полная.

Существенно переделав весь спектакль, в ряде мест сместив акценты, включив «Лебединый стан», Регина и Надежда добились, на мой взгляд, великолепного результата. Спектакль обрёл цельность, завершённость, ещё большую пронзительность. Наложенные на факты трагической судьбы гениальные цветаевские стихи звучали так, что щемило сердце.

Последние представление спектакля «Настал черёд» состоялись в 1995 году, незадолго до того, как страшный пожар уничтожил клуб, в котором работал Молодёжный театр. За 14 сезонов спектакль сыгран более 250 раз.

В подтверждение своих оценок привожу пару выдержек из рецензий. Доктора наук, между прочим:

В.Силюнас, искусствовед, г. Москва.

«Ивановцы играют с такой исповеднической силой и такой художественной отточенностью, которые редко встретишь и на профессиональной сцене. Региной Гринберг создана и поставлена сценическая композиция «Настал черёд» по стихам Марины Цветаевой. Надежда Романова не изображает Цветаеву…. Актриса наделена такой мерой таланта и правды, что действительно возникает образ поэта….

Магия этой постановки может взять в полон и человека, не знающего языка: трагически резкая пластика молодой, стройной девушки в строгой, подобной тунике, одежде,  завораживающая выразительность движений, сила охвативших её чувств, сказывающихся в мелодичных переливах голоса, думается, способна увлечь каждого…»

Анна Саакянц, писатель, критик, исследователь творчества М.Цветаевой, г.Москва

«Театр поэзии из Иванова показал в столице моноспектакль (режиссёр Р. Гринберг, исполнительница Н. Романова), который произвёл на меня глубокое впечатление, а я – зритель искушённый…. Я радуюсь, когда талантливые люди прикасаются к гениальной поэзии.

Это был какой-то олицетворённый образ Цветаевой. Это не была просто актриса, читающая стихи. Это был прелестный образ женщины, ещё вдобавок красивый, гармоничный, и в уста вложены прелестные вещи, совершенно гениальные…. Вот это был спектакль!

То она была залита слезами, то она была прекрасна. Прекрасное изваяние – вначале… Потом она постарела, потом она страдала. Потом она была обречена – всё-всё показывалось. Игра света, эта гитара под сурдинку сбоку. И время от времени голос мужской, который песни исполнял. Всё это производит очень большое впечатление.

Я не люблю и очень мало интересуюсь постановками Цветаевой. А это было неожиданно новым. Я считаю, что это необходимо обязательно сохранить на телевидении. Чтобы вот этот образ Цветаевой – он остался…. Это, я бы сказала, подвиг режиссёра и исполнителя».

2 комментария

  • Ольга

    Андрей Исаевич, спасибо, спасибо за прекрасные очерки о спектаклях!
    Спасибо за возможность вновь увидеть, прикоснуться, обжечься, очиститься.
    Замечательное видео!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.