Псковская серия

«ОЧЕНЬ ОН БЫЛ УВАЖАЕМЫЙ» (3)

Я обожал ездить в отпуск в деревню к бабушке. В основном из-за чудесной рыбалки. Через год – обязательно. Отец же каждый год проводил там все два месяца своего учительского отпуска. Но речь опять пойдёт о деде. Я уже писал, что это был исключительно уважаемый мужик, а добрая память надолго его пережила. Вот пара примеров.

В 1976 году мы шли с отцом по Бардову.

Уже 17 лет, как не было деда!

Бардово – это центральное село для всей округи. Там магазин, клуб, церковь, контора, школа, почта, фельдшерский пункт. Многие люди из окрестных вымирающих деревень, особенно под старость лет, перебирались в Бардово. Мы же с отцом там бывали редко: нечего нам там делать. Наши рыбные места дома – в деревне Зайцево.

На солнышке, на давно тут лежащей груде брёвен расположились человек десять местных мужиков в почтенном возрасте. Они о чём-то не спешно рассуждали. Общались, в общем.

Проходя мимо них, отец поздоровался и склонил голову, как там принято, в знак уважения. Мужики замолчали. На приветствие-то растерянно ответили, но смотрели вопросительно. «А вот вижу, что вроде как знакомый, а не пойму кто?», — сказал один.

«Исая Афанасьевича сын», — представился отец.

«А-а-а», «О-о-о», — загалдели мужики. Некоторые стали корячится, чтобы встать. С низких брёвен непросто встать пожилому человеку. «Исая Афанасьевича помним, как же. Настоящий был мужик…, уважаемый!».

Отец не стал останавливаться, ещё раз поклонился, и мы пошли дальше. А за спиной я ещё долго слышал оживлённое галдение. Мужики вспоминали деда, что-то о нём говорили, чувствую, хорошее….

Мне было приятно, что мой дед такой уважаемый. Но и забавно. Отец – прошёл всю войну, грудь в орденах и медалях, после служил офицером, уже много лет – учитель. Сам уж и отец, и дед. А тут он, видите ли, только тем и знаменит, что сын Исая Афанасьевича.

Не помню, в то ли лето или в следующее

умер в Бардово партизан Иван Егорович. Раньше он жил в Зайцеве, бабушка знала его ещё ребёнком.

Родственники его, тоже бывшие наши, деревенские, хотели, чтобы на похороны непременно прибыла Екатерина Сергеевна. Бабушке было уже 80 лет. Поэтому за ней, за единственной была прислана в Зайцево машина. Я — сопровождающий.

Попрощавшись с покойным около дома, бабушка, как и другие старики и старушки, с процессией в церковь и на кладбище уже не пошла. Осталась ждать поминок на поляне, где они и были запланированы. Народу собралось очень много: все бардовские, да ещё и из окрестных деревень пришли. Поэтому поминки решили организовать на свежем воздухе.

И вот, вернувшись с кладбища к этой поляне,

я застал картину, достойную кисти живописца. Название у этой картины должно быть какое-то такое: «Царица старух». Моя бабушка восседает на холмике, покровительственно улыбаясь, а вокруг неё, ниже, сидят на траве в несколько рядов старушки. И смотрят на неё, и тянут к ней руки, и что-то говорят, и заискивают. Она кивает головой, кому-то отвечает, кого-то одаривает царственной улыбкой. Она – центральная фигура картины. Произвело впечатление!

Уже дома я восторженно поделился с бабушкой впечатлением.

Её ответ я запомнил: «Это всё из-за Исая. Его сильно уважали, теперь, видишь, и мне достаётся.

Вот суди сам. Началась война. Видим, в нашу сторону уже фронт идёт. Исай лошадь в телегу запрягает, детишек сажает, надо пока куда-то спрятаться. А тут бабы со всех сторон бегут:

— Исай, возьми ж ты и нас! Наши-то дураки заведут нас куда-нибудь на погибель.

— Езжайте за нами.

И вот все подводы за нами построились, и мы поехали, и спрятались все в лощине какой-то. Над нами пули свистели, снаряды летали, а мы там и пересидели. Чувствуем, прошёл фронт. Выехали, и по домам.

Потом погнали немцев, фронт обратно пошёл. Опять все глядят: собирается ли Исай Афанасьевич? И за нами строем. А он уж заранее местечко приглядел. И все туда. В этот раз такая стрельба была, такие взрывы! Страхота! Но мы все целы. Выезжаем, на дроге немцы убитые лежат.

Бабы причитать:

— Спасибо тебе, Исай! Спас ты нас. Без тебя пропали бы.

А и так, без войны, у кого что случится или вопрос какой – к Исаю идут. Он рассудит, подскажет, а то и поможет, если это ему по силам.

Да мало ли чего было за жизнь-то! У-у-ту! Исай всегда по чести разберётся. Очень он был уважаемый».                                      

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *