Псковская серия

ОБЕД ИЗ 35 БЛЮД. КУЛИНАРНЫЕ ИЗЫСКИ. ДОРОГИЕ ГОСТИ (1)

Мой отец, Исай Исаевич Афанасьев, родился в небольшой отдалённой деревне в Псковской области в патриархальной семье крестьян-староверов.

Будучи первенцем, он унаследовал имя отца, которого звали Исай Афанасьев. Сам ли мой прадед Афанас Фёдоров решил так назвать сына (это 1888 год) или дьяк посоветовал при крещении, не знаю. Слышал разные версии. Имя это староеврейское, библейское. Означает «божье спасение». Тогда изредка встречалось и у русских. У горьковских персонажей присутствует, например. В тех же краях ни до, ни после ни об одном другом Исае, кроме моих деда и отца, не слыхивали.

Кстати, раньше крестьянам ведь фамилия не полагалась. Только отчество: чей сын? Отец ещё в школу пошёл, как Исай Исаев. Правда, вскоре вышел декрет, согласно которому отчества и фамилии по отцу должны быть у всех. Так он и стал Исаем Исаевичем Афанасьевым. Других его братьев и сестёр звали без затей: Александр, Иван, Ирина, Мария, Василий.

Своего деда Афанаса и бабушку Акулину отец застал, будучи ещё маленьким, поэтому помнил их слабо. Судя по всему, это были не самые бедные крестьяне, имевшие крепкое хозяйство. Батраков не было, поэтому раскулачивать их не стали, но большой дом забрали и увезли в Бардово (ближайшее село, расположенное в 4-х км) под школу.

Только один рассказ, связанный с Афанасом Фёдоровичем,

слышал я от своего отца. А он – от своего.

Когда деду моему Исаю Афанасьевичу было лет 14 (это, значит, случилось в 1902 году), сопровождал он своего отца в Опочку, куда тот повёз мясо какому-то купцу. Уже не в первый раз повёз, числился у этого купца постоянным поставщиком. Мясо заказчику понравилось. Он похвалил: «Молодец, Афанас Фёдорович, всегда такое привози!». И демонстрируя своё расположение, пригласил их отобедать у него.  Вот об этом-то обеде и речь.

За большим столом разместились все домочадцы и несколько человек таких же приглашённых. Обед состоял из 35 блюд! Подавать эти блюда надо было в строго определённой последовательности. Подавальщики сновали. Хозяин радушно потчевал, комментировал кулинарные изыски, следил, чтобы никто не сачковал, а все всего отведали….

Вдруг он побагровел, трахнул кулаком по столу,

завернул на стол скатерть, покрыл подавальщиков трёхэтажным. Оказывается, они после 16-го блюда притащили сразу 18-е. Нарушили, собаки, порядок. Он велел им немедля всё убрать, накрыть стол заново и начать подавать сначала.

Домочадцы и почётные гости сидели, втянув головы в плечи и поджав хвосты. Над ними сверкали громы и молнии.

Однако же всё было быстро исполнено, и обед снова начался с первого блюда. Хозяин постепенно успокаивался, а уж когда дошло до новых блюд, вновь стал радушно потчевать и снабжать процесс комментариями…

«Так, как же они? Ведь уже 16 блюд слопали, небось и так наелись, а тут опять. Куда в них влезло-то?», — спросил я, искренне недоумевая.

«Я тоже задал такой вопрос, — смеясь сказал папа, — Отец говорил, что никак нельзя было сердить хозяина. Снова стали есть, и обедали очень добросовестно» …

Этот рассказ я слышал в 70-е годы. Тогда понятие об обеде было такое: первое, второе и компот. Обед у купца представлялся чем-то уж совсем диковинным и безвозвратно ушедшим.

Сейчас, конечно, дефицита продуктов нет, выбор большой, в ресторанах разнообразие блюд. Порядок подачи отработан. Но и теперь обед из 35 блюд способен произвести впечатление.

А ведь понимали в России толк в обеде! Небось, на иностранцев не смотрели и совета у них (как надо обедать?) не спрашивали.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *