Псковская серия

ЛЮБОВЬ И ПЕЛЬМЕНИ (5)

Где-то в самом начале 50-х годов бывшие партизаны Санька и Ванька были посланы в Ленинград с чемоданами мяса для продажи его там на рынке. Были они из одной деревни Зайцево, ровесники и друзья, оба Ивановы, хотя и не родственники.

Перед самой войной Санька и Ванька закончили в Бардове семилетку. Значит было им в 41-м по 14-15 лет. Оставлять таких пацанов под немца не стали. Взяли их в партизаны. Партизанили они до последнего. Ванька вернулся с покалеченной ногой. Мина рядом взорвалась. Сильно хромал потом всю жизнь. Санька тоже ранен был, но ничего, всё зажило.

И вот два бывших партизана,

которые, кроме деревни своей, села Бардово да партизанских троп и стоянок ничего не видывали, оказались в огромном городе Ленинграде.

Ну, сначала-то они, как было велено, нашли рынок. Торговля пошла успешно, и часам к трём всё мясо они распродали. Настроение хорошее, денежки у них появились. Что бы сделали люди посерьёзней и поопытней? Пошли бы в столовую, да съели горячий обед.

Но наши партизаны пошли в «Гастроном» и первым делом купили бутылку водки. Нужна была и закуска. Вот тут они растерялись. По сравнению с бардовским-то магазином, ленинградское изобилие поставило их в тупик.

Глядя на витрину, читая названия, многие из которых были для них незнакомы, они стали вслух рассуждать на тему закуски. Тут один доброхот из очереди сказал: «Ребята, возьмите пельмешек. Самая лучшая закуска – это пельмени». Его поддержали и другие знатоки.

Люди в Ленинграде плохого не насоветуют.

Сомненья прочь, купили Санька с Ванькой пачку мороженых пельменей.

Стоял октябрь. Погода была холодная, ветреная, то и дело дождик моросил. Сухое, безветренное и относительно тёплое местечко нашли они в ближайшем подъезде ( в парадном, конечно, говоря по-ленинградски).

Сковырнув «бескозырку» с бутылки, Ванька сделал глотка два из горла. Санька тем временем распечатал пачку. Взяв один пельмень, Ванька откусил и стал жевать. Лицо его вытянулось в недоумении. Вынув изо рта жёваный кусок и посмотрев на него, он почти пропел: «Са-аньк, твою мать, это ж те-есто!» …

На этом рассказ заканчивается. Когда они по приезде описывали своё приключение, в этом месте раздавался дружный хохот. Односельчане складывались пополам. Что дальше, чем они всё-таки закусывали – это уже никого не интересовало.

Пельмени – китайское изобретение. За века ареал их распространения разрастался. Сначала их освоила и на свой вкус усовершенствовала Сибирь, затем была завоёвана и центральная Россия. А вот до псковской глубинки они, оказывается, так и не добрались. Не делали там пельменей. Откуда Ваньке с Санькой было знать, что это такое?

Ну прочие-то колхозники кое-где бывали. Если не ели, то видели или хоть слышали про пельмени, знали, что их надо варить. Над нашими партизанами вся округа потешалась не меньше недели….

Спустя лет 25 после описанных событий,

Мария Исаевна (тётя Маша моя) сквозь смех говорила: «Кабы ты видел, Андрюш, как они сами себя изображали! Стоят партизаны с глупыми рожами. Один с бутылкой, другой с пачкой пельменей и глядят друг на друга, бедняги. Вот влипли! Все со смеху помирали…. Я ведь тогда в Саньку-то и влюбилась. Такой хороший, несчастный. Захотелось его прижать да пожалеть…»

Тётя Маша и дядя Саша, Александр Иванович Иванов, в любви и согласии прожили всю жизнь. Вырастили сына, троих внуков. Дядя Саша ещё в молодости стал в колхозе бригадиром, да так до самой пенсии и бригадирил. Замечательные, добрые люди!…

Забавно. Получилось, что в этом — последнем моём рассказе из Псковской серии, как и в первом, присутствуют и мясо на продажу, и «кулинарные изыски»….

Но нет. Здесь ещё и любовь! А это уже совсем другое дело.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.